Вы здесь: Главная » Разрешение арбитражными судами дел связанных

Разрешение арбитражными судами дел связанных


Отношения собственности составляют основу функционирования экономики любого общества. Эффективная защита прав собственников и владельцев иных вещных прав является первостепенной задачей гражданского законодательства и целью арбитражного судопроизводства.

Вместе с тем, иногда практическая реализация права на защиту существенно затрудняется сложностью выбора такого способа защиты, который приведет к восстановлению нарушенного или оспариваемого субъективного права. Правильное понимание возможностей тех или иных способов защиты непосредственно влияет на результат судебного спора и, соответственно, достижение желаемых правовых последствий.

29 апреля 2010 года принято совместное Постановление Пленумов Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации и Верховного Суда Российской Федерации № 10/22 «О некоторых вопросах, возникающих в судебной практике при разрешении споров, связанных с защитой права собственности и других вещных прав», которое разрешило многие спорные вопросы, возникающие при рассмотрении дел, связанных с защитой права собственности и других вещных прав, что не могло не отразиться на судебной практике Пятого арбитражного апелляционного суда и других судов Дальневосточного федерального округа.

В то же время особенности возникновения права собственности и иных вещных прав на объекты недвижимости и сейчас вызывают определенные сложности при разрешении споров в отношении таких объектов.

Поскольку с принятием Постановления Пленума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации и Верховного Суда Российской Федерации № 10/22 от 29.04.2010 произошли соответствующие изменения в правовой позиции арбитражных судов округа, при подготовке настоящего обобщения были исследованы судебные акты Пятого арбитражного апелляционного суда за период с 01.05.2010 по 30.06.2011.

В указанный период Пятым арбитражным апелляционным судом рассмотрены 256 дел, связанных с защитой права собственности, в том числе 105 дел – о признании права собственности, 73 дела – об истребовании имущества из чужого незаконного владения, 12 дел – об устранении нарушений прав собственника, не связанных с лишением владения, 10 дел - связанных с оспариванием зарегистрированных прав, 26 дел – об обжаловании отказа в государственной регистрации, 12 дел – об уклонении от государственной регистрации.

1. Не может быть признано право собственности на возведенный объект недвижимости в порядке статьи 218 Гражданского кодекса Российской Федерации, право собственности на который не было зарегистрировано в административном порядке.

В деле № А51-18473/2010 Общество обратилось в Арбитражный суд Приморского края с иском к Администрации г. Владивостока о признании права собственности на тренажерный зал, обосновывая заявленные требования статьями 12, 218 Гражданского кодекса Российской Федерации и мотивировав иск необоснованным отказом администрации в выдаче Обществу разрешения на ввод в эксплуатацию объекта недвижимости при его возведении.

Решением суда от 04.02.2011 за истцом признано право собственности на тренажерный зал как возведенный в соответствии с техническими регламентами и строительными нормами, действующими на территории Российской Федерации.

Постановлением от 15.04.2011 Пятый арбитражный апелляционный суд решение суда первой инстанции отменил, в иске отказал.

Отказывая в удовлетворении заявленных исковых требований, апелляционный суд руководствовался следующим.

В соответствии со статьей 12 Гражданского кодекса Российской Федерации защита гражданских прав осуществляется путем признания права. Иск о признании права собственности является способом восстановления и защиты нарушенного права собственности.

Статьей 218 указанного Кодекса предусмотрены основания приобретения права собственности на имущество. В соответствии с пунктом 1 данной статьи право собственности на новую вещь, изготовленную или созданную лицом для себя с соблюдением закона и иных правовых актов, приобретается этим лицом.

В силу пункта 2 статьи 8, пункта 1 статьи 131, статьи 219 Гражданского кодекса Российской Федерации право собственности на здания, сооружения и другое вновь создаваемое недвижимое имущество, подлежащее государственной регистрации, возникает с момента такой регистрации.

Согласно пункту 1 статьи 2 Федерального закона от 21.07.1997 № 122-ФЗ «О государственной регистрации прав на недвижимое имущество и сделок с ним» (далее по тексту - Закон о госрегистрации) государственная регистрация прав на недвижимое имущество и сделок с ним - юридический акт признания и подтверждения государством возникновения, ограничения (обременения), перехода или прекращения прав на недвижимое имущество в соответствии с Гражданским кодексом Российской Федерации. Государственная регистрация является единственным доказательством существования зарегистрированного права.

Пунктом 1 статьи 25 названного Закона предусмотрено, что право собственности на созданный объект недвижимого имущества регистрируется на основании документов, подтверждающих факт его создания.

В ходе рассмотрения указанного дела апелляционным судом установлено, что спорный объект был создан истцом после введения в действие Закона о госрегистрации, Общество не обращалось в установленном порядке за государственной регистрацией права собственности на здание – тренажерный зал, не представлено истцом и достаточных доказательств законности строительства спорного объекта, а именно предусмотренного нормами Градостроительного кодекса Российской Федерации заключения органа государственного строительного надзора о соответствии объекта строительным нормам и правилам.

Руководствуясь разъяснениями, изложенными в пункте 59 Постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации и Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 29.04.2010 № 10/22, согласно которым иск о признании права, заявленный лицами, права и сделки которых в отношении спорного имущества никогда не были зарегистрированы, могут быть удовлетворены в тех случаях, когда права на спорное имущество возникли до вступления в силу Закона о госрегистрации и не регистрировались в соответствии с пунктами 1 и 2 статьи 6 указанного Закона, либо возникли независимо от их регистрации в соответствии с пунктом 2 статьи 8 Гражданского кодекса Российской Федерации, апелляционный суд пришел к выводу о том, что право собственности на вновь созданный объект не может быть признано за истцом в связи с тем, что никогда не было за ним зарегистрировано, истцом избран ненадлежащий способ защиты своего права, поскольку последнее не доказало, что возможность оформить право собственности на спорный объект в административном порядке у него отсутствовала.

При этом апелляционным судом учтено и отмечено в судебном акте о возможности обжалования обществом отказа администрации в выдаче разрешения на ввод объекта в эксплуатацию и последующей регистрации своего права собственности на возведенный объект недвижимости при получении необходимого разрешения на основании пункта 1 статьи 25 Закона о госрегистрации.

В Постановлении от 05.07.2011 Федеральный арбитражный суд Дальневосточного округа признал правомерными выводы суда апелляционной инстанции и оставил в силе обжалуемое постановление от 15.04.2011.

2. Право собственности на самовольную постройку не может быть признано за лицом, которому земельный участок принадлежит на праве аренды.

Общество обратилось в Арбитражный суд Приморского края с иском к Администрации г. Владивостока (с учетом уточнений) о признании права собственности истца на основании статей 218, 222 Гражданского кодекса Российской Федерации на объект недвижимого имущества – здание комплекса автоуслуг (дело № А51-2017/2011).

Решением от 11.04.2011 Арбитражный суд Приморского края признал право собственности на спорный объект. Удовлетворяя заявленные исковые требования, суд первой инстанции исходил из того, что спорный объект является самовольной постройкой, при этом в соответствии со статьей 41 Земельного кодекса Российской Федерации лица, не являющиеся собственниками земельных участков, за исключением обладателей сервитутов, осуществляют те же права, что и собственники, соответственно, статья 222 Гражданского кодекса Российской Федерации не исключает возможности признания права собственности на самовольную постройку за лицом, обладающим правом аренды на земельный участок, на котором постройка возведена.

Апелляционный суд, поддержав выводы суда первой инстанции о том, что спорный объект является самовольной постройкой, признал ошибочным и основанным на неверном толковании нормы статьи 222 Гражданского кодекса Российской Федерации вывод суда первой инстанции о возможности признания права собственности на самовольную постройку за лицом, обладающим правом аренды на земельный участок, на котором постройка возведена.

Апелляционный суд указал, что поскольку спорный объект возведен истцом на земельном участке, не принадлежащем ему на каком-либо из вещных прав, перечисленных в пункте 3 статьи 222 Гражданского кодекса Российской Федерации, отсутствуют основания для признания на него права собственности в порядке статьи 222 Гражданского кодекса Российской Федерации.

Кроме того, апелляционный суд, установив, что спорный объект является самовольной постройкой, возведен с отклонением параметров строительства, отсутствует акт (разрешение) на ввод объекта в эксплуатацию, посчитал, что оснований для признания права собственности на спорный объект в порядке статьи 218 Гражданского кодекса Российской Федерации также не имеется, принимая во внимание то, что в силу пункта 2 статьи 8, пункта 1 статьи 131 Гражданского кодекса Российской Федерации до государственной регистрации права собственности на вновь созданное недвижимое имущество право собственности на него не возникает, соответственно, и не может быть признано.

Федеральный арбитражный суд Дальневосточного округа постановлением от 20.09.2011 постановление Пятого арбитражного апелляционного суда от 21.06.2011 оставил в силе.

3. Право собственности на судно иностранной компании не может быть зарегистрировано в судовом реестре Российской Федерации, в связи с чем защита права собственности на судно, являющееся предметом залога и оставленного иностранной компанией как залогодержателем разрешение арбитражными судами дел связанных за собой в установленном порядке, может осуществляться путем использования иска о признании права собственности ответчика отсутствующим.

Иностранная компания обратилась в Арбитражный суд Сахалинской области с иском к Обществу о признании права собственности на судно – МПБ «Дальмос» и истребовании его из чужого незаконного владения (дело № А59-4567/2010).

Иск обоснован тем, что указанное судно приобретено (оставлено за собой) компанией, являющейся залогодержателем судна по договору ипотеки, в силу пункта 5 статьи 58 Федерального закона от 16.07.1998 № 102-ФЗ «Об ипотеке (залоге недвижимости)», что послужило основанием возникновения права собственности компании на судно и его истребовании у ответчика в соответствии со статьей 12, пунктом 1 статьи 218, пунктом 1 статьи 235, статьей 301 Гражданского кодекса Российской Федерации, пунктами 4, 5 статьи 58 Закона об ипотеке.

Решением суда первой инстанции от 08.02.2011 в удовлетворении иска отказано. Судебный акт мотивирован тем, что передача спорного имущества, являющегося предметом ипотеки, должно осуществляться по договору купли-продажи, заключенному между сторонами, и являющемуся основанием возникновения права истца на заложенное имущество.

Постановлением Пятого арбитражного апелляционного суда от 22.04.2011 решение оставлено без изменения. При этом апелляционный суд признал неверным вывод арбитражного суда первой инстанции о том, что для того, чтобы воспользоваться правом на оставление предмета ипотеки за залогодержателем необходимо заключение залогодержателем и залогодателем договора купли-продажи этого имущества и пришел к выводу о том, что истец воспользовался своим правом оставить предмет ипотеки за собой в соответствии с пунктами 4, 5 статьи 58 Закона об ипотеке.

Кроме того, апелляционный суд, сославшись на разъяснения, содержащиеся в пункте 59 Постановления Пленума Верховного Суда РоссийскойФедерации и Пленума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 29.04.2010 № 10/22 «О некоторых вопросах, возникающих в судебной практике при разрешении споров, связанных с защитой права собственности и других вещных прав», положения пункта 2 статьи 8, пункта 1 статьи 131 Гражданского кодекса Российской Федерации, пришел к выводу о том, что поскольку право собственности истца на судно не зарегистрировано в Государственном судовом реестре, оно не возникло у истца и не может быть признано за ним. Отказывая в удовлетворении требования об истребовании спорного судна из незаконного владения, апелляционный суд исходил из отсутствия доказательств наличия у истца права собственности на МПБ «Дальмос», находящегося во владении ответчика.

Федеральный арбитражный суд Дальневосточного округа Постановлением от 16.08.2011 оставил в силе решение от 08.02.2011, постановление Пятого арбитражного апелляционного суда от 22.04.2011.

Однако, суд кассационной инстанции посчитал ошибочным вывод апелляционного суда о том, что право собственности истца на судно не было зарегистрировано в Государственном судовом реестре, соответственно, такое право у истца не возникло в силу пункта 2 статьи 8 Гражданского кодекса Российской Федерации и не может быть признано за истцом. Данный вывод, как указал кассационный суд, сделан без учета того, что истец является иностранным юридическим лицом, право которого на спорное судно не может быть зарегистрировано в Государственном судовом реестре, так как включению в указанный реестр подлежат суда, обладающие правом плавания под государственным флагом Российской Федерации. Правом плавания под Государственным флагом Российской Федерации обладают только суда, находящиеся в собственности российских лиц. Переход права собственности на судно к иностранному лицу влечет за собой исключение судна из Государственного судового реестра Российской Федерации на основании абзаца 5 части 1 статьи 47 Кодекса торгового мореплавания Российской Федерации.

В то же время Федеральный арбитражный суд Дальневосточного округа не нашел оснований для отмены обжалуемых судебных актов, так как посчитал, что в данном случае истцом избран ненадлежащий способ защиты его прав.

В соответствии с разъяснениями, содержащимися в пункте 52 Постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации и Пленума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 29.04.2010 № 10/22, оспаривание зарегистрированного права на недвижимое имущество осуществляется путем предъявления исков, решения по которым являются основанием для внесения записи в Единый государственный реестр прав на недвижимое имущество и сделок с ним (ЕГРП). В частности, если в резолютивной части судебного акта решен вопрос о наличии или отсутствии права, то такие решения являются основанием для внесения записей в ЕГРП. В случаях, когда запись в ЕГРП нарушает право истца, которое не может быть защищено путем признания права или истребования имущества из чужого незаконного владения, оспаривание зарегистрированного права или обременения может быть осуществлено путем предъявления иска о признании права или обременения отсутствующим.

Обращаясь в арбитражный суд с рассматриваемым иском, иностранная компания исходила из того, что в силу положений Закона об ипотеке право ответчика как залогодателя по договору ипотеки на спорное судно прекратилось в связи с оставлением истцом (залогодержателем) его за собой в установленном законом порядке.

С учетом того, что право собственности иностранной компании на спорное судно не подлежит государственной регистрации в Государственном судовом реестре, то надлежащим способом защиты прав истца в данном случае будет являться предъявление иска о признании права ответчика на судно отсутствующим.

В то же время ФАС ДВО указал на то, что поскольку истцом не представлены доказательства возникновения у него права собственности на спорное судно с учетом пункта 2 статьи 8 Гражданского кодекса Российской Федерации, то исковое требование об истребовании судна из владения ответчика, при наличии зарегистрированного за ним права собственности на судно, обоснованно не удовлетворено арбитражными судами.

4. Отсутствие государственной регистрации не препятствует признанию права собственности на недвижимое имущество в силу приобретательной давности.

В деле № А51-19558/2010 акционерное общество обратилось в Арбитражный суд Приморского края с иском к Администрации Арсеньевского городского округа о признании права собственности истца на здание транспортного цеха в силу приобретательной давности.

Решением суда от 29.03.2011, оставленным без изменения постановлением Пятого арбитражного апелляционного суда от 03.06.2011, исковые требования удовлетворены со ссылкой на наличие факта добросовестного, открытого и непрерывного владения истцом спорным объектом в течение срока исковой и приобретательной давности.

Согласно статье 234 Гражданского кодекса Российской Федерации физические и юридические лица, не являющиеся собственниками, в том числе недвижимого имущества, но добросовестно, открыто и непрерывно владеющие им как своим собственным в течение пятнадцати лет, приобретают право собственности на него. При этом право собственности на недвижимое имущество возникает у лица, его приобретшего в силу приобретательной давности, с момента государственной регистрации права (абзац 2 пункта 1 статьи 234 Гражданского кодекса Российской Федерации).

Вместе с тем согласно пункту 20 Постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации и Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 29.04.2010 № 10/22 по смыслу абзаца второго пункта 1 статьи 234 Гражданского кодекса Российской Федерации отсутствие государственной регистрации права собственности на недвижимое имущество не является препятствием для признания права собственности на это имущество по истечении срока приобретательной давности.

Проанализировав обстоятельства дела и оценив в порядке статей 65, 71 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации представленные доказательства, суды обеих инстанций указали на то, что материалами дела подтверждается, что машиностроительный завод, правопреемником которого является истец, и сам истец осуществляли владение спорным имуществом как своим собственным, несли расходы по его содержанию в период срока исковой и приобретательной давности, в связи с чем пришли к выводу о наличии у истца права собственности на спорное имущество в силу приобретательной давности.

Выводы судов признаны правильными Федеральным арбитражным судом Дальневосточного округа в постановлении от 23.08.2011.

5. Право собственности на гаражи не может быть признано за гаражно-строительным кооперативом в случае выплаты паев в полном объеме членами кооператива.

В деле Арбитражного суда Приморского края № А51-20123/2009 Гаражно-строительный кооператив обратился в суд с иском к Территориальному управлению Федерального агентства по управлению федеральным имуществом по Приморскому краю, открытому акционерному обществу о признании права собственности на здание гаражей.

Решением от 21.01.2010 Арбитражный суд Приморского края в удовлетворении заявленных исковых требований отказал.

Постановлением Пятого арбитражного апелляционного суда от 12.04.2010, оставленным без изменения постановлением Федерального арбитражного суда Дальневосточного округа, решение суда первой инстанции оставлено в силе.

Отказывая в удовлетворении заявленных исковых требований, судебные инстанции исходили из следующего.

В соответствии с пунктом 1 статьи 218 Гражданского кодекса Российской Федерации право собственности на новую вещь, изготовленную или созданную лицом для себя с соблюдением закона и иных правовых актов, приобретается этим лицом.

Член жилищного, жилищно-строительного, дачного, гаражного или иного потребительского кооператива, другие лица, имеющие право на паенакопления, полностью внесшие свой паевой взнос за квартиру, дачу, гараж, иное помещение, предоставленное этим лицам кооперативом, приобретают право собственности на указанное имущество (пункт 4 статьи 218 Гражданского кодекса Российской Федерации).

Исследовав представленные в дело доказательства и установив, что членами кооператива полностью внесены паевые взносы за гаражи, Гаражно-строительный кооператив не подтвердил документально, что строительные материалы на постройку гаражей приобретены самим кооперативом, судебные инстанции пришли к выводу об отсутствии оснований возникновения права собственности на спорные объекты у Гаражно-строительного кооператива.

6. Если по состоянию на дату приватизации первой квартиры в жилом доме подвальные помещения жилого дома были предназначены (учтены, сформированы) для самостоятельного использования в целях, не связанных с обслуживанием жилого дома, и не использовались фактически в качестве общего имущества домовладельцами, то право общей долевой собственности домовладельцев на эти помещения не возникло.

В деле № А51-10174/2010 Товарищество собственников жилья обратилось в Арбитражный суд Приморского края с иском к Администрации г. Владивостока (с учетом уточнений) о признании права общей долевой собственности собственников помещений многоквартирного дома на нежилые помещения на первом этаже жилого дома, занимаемые структурными подразделениями Администрации г. Владивостока, обязании ответчика освободить спорные помещения.

Решением от 01.03.2011 Арбитражный суд Приморского края признал право общей долевой собственности собственников помещений многоквартирного дома на спорные нежилые помещения, обязал Администрацию г. Владивостока освободить спорные нежилые помещения.

Удовлетворяя заявленные исковые требования, суд первой инстанции исходил из доказанности того, что через спорные нежилые помещения, расположенные на первом этаже жилого дома, проложены инженерные коммуникации с отключающей и дренажной арматурой, в связи с чем пришел к выводу о том, что спорные помещения предназначены для обслуживания более одного помещения в указанном доме и в силу норм статей 289, 290 Гражданского кодекса Российской Федерации, статьи 36 Жилищного кодекса Российской Федерации спорные помещения относятся к общей долевой собственности всех собственников жилых помещений многоквартирного дома.

Постановлением от 20.06.2011 Пятый арбитражный апелляционный суд решение суда первой инстанции отменил, в удовлетворении исковых требований отказал.

При этом апелляционный суд руководствовался следующим.

Согласно статье 290 Гражданского кодекса Российской Федерации собственникам квартир в многоквартирном доме принадлежат на праве общей долевой собственности общие помещения дома, несущие конструкции дома, механическое, электрическое, санитарно-техническое и иное оборудование за пределами или внутри квартиры, обслуживающее более одной квартиры.

В соответствии с пунктом 1 статьи 36 Жилищного кодекса Российской Федерации собственникам помещений в многоквартирном доме принадлежат на праве общей долевой собственности помещения в данном доме, не являющиеся частями квартир и предназначенные для обслуживания более одного помещения в данном доме, в том числе межквартирные лестничные площадки, лестницы, лифты, лифтовые и иные шахты, коридоры, технические этажи, чердаки, подвалы, в которых имеются инженерные коммуникации, иное обслуживающее более одного помещения в данном доме оборудование (технические подвалы), а также крыши, ограждающие несущие и ненесущие конструкции данного дома, механическое, электрическое, санитарно-техническое и иное оборудование, находящееся в данном доме за пределами или внутри помещений и обслуживающее более одного помещения.

Состав общего имущества в многоквартирном доме определен в Правилах содержания общего имущества в многоквартирном доме, утвержденных постановлением Правительства Российской Федерации от 13.08.2006 N 491.

Вместе с тем такие объекты государственной собственности, как жилой и нежилой фонд, находящийся в ведении соответствующих советов народных депутатов, были отнесены к муниципальной собственности, собственности Москвы и Санкт-Петербурга согласно пункту 1 Приложения N 3 к Постановлению Верховного Совета Российской Федерации от 27.12.1991 N 3020-1 «О разграничении государственной собственности в Российской Федерации на федеральную собственность, государственную собственность республик в составе Российской Федерации, краев, областей, автономной области, автономных округов, городов Москвы и Санкт-Петербурга и муниципальную собственность».

Однако с момента начала реализации гражданами права на приватизацию жилья, предусмотренного Законом РСФСР от 04.07.1991 N 1541-1 «О приватизации жилищного фонда в РСФСР», жилой дом, в котором была приватизирована хотя бы одна квартира (комната), утрачивал статус объекта, находящегося исключительно в муниципальной собственности.

Поэтому правовой режим подвальных помещений, как относящихся или не относящихся к общей долевой собственности нескольких собственников помещений в таких жилых домах, должен определяться на дату приватизации первой квартиры в доме. Если по состоянию на указанный момент подвальные помещения жилого дома были предназначены (учтены, сформированы) для самостоятельного использования в целях, не связанных с обслуживанием жилого дома, и не использовались фактически в качестве общего имущества домовладельцами, то право общей долевой собственности домовладельцев на эти помещения не возникло. Остальные подвальные помещения, не выделенные для целей самостоятельного использования, перешли в общую долевую собственность домовладельцев как общее имущество дома.

При этом для определения правового режима названных помещений не имело и не имеет значения наличие в них инженерных коммуникаций, так как они расположены в каждом подвале и сами по себе не порождают право общей долевой собственности домовладельцев на помещения, уже выделенные для самостоятельного использования, не связанные с обслуживанием жилого дома.

Поскольку именно приватизация гражданами жилья являлась основанием появления в одном доме нескольких собственников и возникновения у них права общей долевой собственности на общее имущество дома, в том числе на технические этажи и подвалы, то это право в отношении каждого дома возникло только один раз - в момент приватизации первого помещения в доме.

Принятые в дальнейшем федеральные законодательные акты (включая Закон Российской Федерации от 24.12.1992 N 4218-1 «Об основах федеральной жилищной политики», Временное положение о кондоминиуме, утвержденное Указом Президента Российской Федерации от 23.12.1993 N 2275, статья 290 Гражданского кодекса Российской Федерации, статья 36 Жилищного кодекса Российской Федерации) лишь подтверждали наличие у домовладельцев уже возникшего права общей долевой собственности на общее имущество дома и уточняли его состав, но не порождали названное право заново.

Данный вывод соответствует правовой позиции, изложенной в Постановлении Президиума ВАС РФ от 02.03.2010 № 13391/09, являющейся общеобязательной и подлежащей применению судами при рассмотрении аналогичных дел.

Установив, что на момент приватизации первой квартиры в доме спорные помещения были сформированы для самостоятельного использования, часть из них имела назначение «общественное питание», а остальная часть помещений имела статус жилого помещения, приняв во внимание отсутствие в материалах дела доказательств того, что спорные помещения на момент приватизации первой квартиры в доме являлись помещениями общего пользования и использовались собственниками помещений в доме в качестве общего имущества, а также отсутствие в деле доказательств факта нахождения в спорных помещениях запорной арматуры, иного оборудования, которое требует постоянного использования и технического обслуживания для нужд других помещений в доме, апелляционный суд пришел к выводу о том, что отсутствуют основания для вывода о том, что спорные помещения являются общей долевой собственностью собственников помещений в жилом доме, учитывая, что сам факт нахождения в спорных помещениях инженерных коммуникаций о наличии права общей долевой собственности на такие помещения не свидетельствует.

Поскольку истцом не было доказано наличие права общей долевой собственности собственников помещений многоквартирного дома на спорные помещения, апелляционный суд не нашел также оснований для удовлетворения иска в части истребования спорных помещений из чужого незаконного владения Администрации г. Владивостока.

Федеральный арбитражный суд Дальневосточного округа постановлением от ___________ постановление Пятого арбитражного апелляционного суда от 20.06.2011 оставил в силе.

7. Правом предъявления виндикационного иска обладает как собственник, так и иное лицо, владеющее имуществом на вещном праве либо по иному основанию, предусмотренному законом либо договором.

Решением Арбитражного суда Приморского края по делу № А51-14519/2009 удовлетворены исковые требования Отделения морской инженерной службы Тихоокеанского флота об обязании Производственного кооператива освободить занимаемую им часть земельного участка общей площадью 0,45 га в составе земельного участка общей площадью 983918 кв.м., находящегося на праве постоянного (бессрочного) пользования истца.

Постановлением Пятого арбитражного апелляционного суда от 14.10.2010 решение суда первой инстанции отменено на основании пункта 2 части 4 статьи 270 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации, по существу заявленных требований апелляционным судом принят судебный акт, аналогичный решению суда первой инстанции, исковые требования истца удовлетворены в полном объеме.

В соответствии со статьями 301, 305 Гражданского кодекса Российской Федерации собственник, а также лицо, владеющее имуществом на вещном праве либо по иному основанию, предусмотренному законом либо договором, может истребовать свое имущество из чужого незаконного владения.

Согласно пункту 32 Постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации и Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 29.04.2010 № 10/22 при применении статьи 301 Гражданского кодекса Российской Федерации судам следует иметь в виду, что собственник вправе истребовать свое имущество от лица, у которого оно фактически находится в незаконном владении.

Апелляционным судом установлено, что земельный участок общей площадью 983918 кв.м. находится в собственности Российской Федерации и предоставлен истцу на праве постоянного (бессрочного) пользования, спорная часть земельного участка площадью 0,45 га, занимаемого ответчиком, входит в состав земельного участка истца.

Не приняв в качестве доказательств законности пользования спорным земельным участком представленный ответчиком договор на краткосрочное пользование участком лесных угодий площадью 0,45 га, поскольку последний заключен в отсутствие соответствующих полномочий у военного лесничества и доказательств его правоспособности, а также соглашение, заключенное с Администрацией г. Владивостока, для проведения мероприятий по организации безопасного отдыха, общественного порядка и спасания на водах, поскольку данное соглашение не подтверждает факт передачи спорного участка ответчику в пользование и не может свидетельствовать об арендных отношениях согласно главе 34 Гражданского кодекса Российской Федерации, апелляционный суд признал Отделение надлежащим истцом по делу, пришел к выводу об отсутствии правовых оснований на занятие ответчиком спорной части земельного участка и удовлетворил заявленные исковые требования.

Правомерность выводов апелляционного суда подтверждена Постановлением Федерального арбитражного суда Дальневосточного округа от 15.02.2011.

8. Признание недействительным зарегистрированного права собственности является ненадлежащим способом защиты.

ФГУП «Почта России» обратилось в Арбитражный суд Сахалинской области с иском к Департаменту архитектуры, градостроительства и управления недвижимостью г. Южно-Сахалинска о признании права федеральной собственности и права хозяйственного ведения на отделение почтовой связи (Дело № А59-6301/2009). По делу № А59-399/2010 ФГУП «Почта России» обратилась с иском к Департаменту и Управлению Федеральной регистрационной службы России по Сахалинской области о признании недействительным зарегистрированного права муниципальной собственности Городского округа «Город Южно-Сахалинск» на тот же объект недвижимости. Указанные дела определением суда от 19.03.2010 объединены в одно производство для совместного рассмотрения с присвоением делу № А59-6301/2009.

Истец в порядке статьи 49 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации уточнил исковые требования и просил признать право федеральной собственности на спорный объект недвижимого имущества, признать недействительным зарегистрированное право муниципальной собственности Городского округа «Город Южно-Сахалинск» на указанный объект недвижимости.

Решением суда от 21.05.2010 исковые требования удовлетворены.

Постановлением Пятого арбитражного апелляционного суда от 12.08.2010, оставленным без изменения Постановлением Федерального арбитражного суда Дальневосточного округа от 23.11.2010, решение изменено, на спорный объект почтовой связи признано право федеральной собственности, в удовлетворении остальной части исковых требований отказано по следующим основаниям.

При разрешении спора установлено, что спорные помещения строились для отделения почтовой связи, до настоящего момента помещения находятся во владении и пользовании предприятия связи. При регистрации права муниципальной собственности на спорное имущество в качестве назначения объекта также указано на отделение связи.

При таких обстоятельствах суд апелляционной инстанции, установив, что на момент разграничения государственной собственности в Российской Федерации отделение почтовой связи фактически располагалось в спорных помещениях, которые используются в деятельности этого предприятия связи, на основании положений Постановления от 27.12.1991 № 3020-1, пришел к выводу о том, что спорное имущество является федеральной собственностью в силу прямого указания закона, в связи с чем судом первой инстанции правомерно удовлетворены исковые требования ФГУП «Почта России» в части признания права федеральной собственности на спорный объект недвижимого имущества.

При этом апелляционным судом отмечено, что судом первой инстанции обоснованно отклонен довод ответчика о пропуске истцом срока исковой давности по заявленному требованию, поскольку в силу статей 208, 304 Гражданского кодекса Российской Федерации исковая давность не распространяется на требования собственника или иного владельца об устранении всяких нарушений его права, хотя бы эти нарушения не были связаны с лишением владения, что, как установил суд, имело место в данном случае.

Изменяя решение суда от 21.05.2010 в части требования о признании недействительным зарегистрированного за муниципальным образованием права собственности на спорное помещение и отказывая в удовлетворении этих требований, апелляционный суд исходил из того, что действующим законодательством такой способ защиты нарушенных прав как признание недействительным зарегистрированного права не предусмотрен.

Оспаривание зарегистрированного права на недвижимое имущество может происходить лишь с использованием установленных гражданским законодательством способов защиты, применяемых с учетом характера и последствий соответствующего правонарушения. Защита гражданских прав осуществляется перечисленными в статье 12 Гражданского кодекса Российской Федерации способами, в том числе путем признания права, а также иными способами, предусмотренными законом.

При этом решение суда о признании права в данном случае будет являться основанием для внесения соответствующих изменений в Государственный реестр прав на недвижимое имущество и сделок с ним в отношении правообладателя (субъекта права).

Учитывая, что ни Гражданским кодексом Российской Федерации, ни Законом о регистрации, ни иными нормативно-правовыми актами не предусмотрен такой способ защиты как признание недействительным зарегистрированного права, суд кассационной инстанции признал обоснованным вывод апелляционного суда о том, что исковые требования ФГУП «Почта России» о признании недействительным зарегистрированного права муниципальной собственности на спорный объект не подлежат удовлетворению, поскольку истцом выбран неверный способ защиты своего нарушенного права.

9. В случае утраты владения спорным имуществом право на него не может быть защищено с использованием такого способа защиты как признание права, в таком случае применению подлежит иск об истребовании имущества из чужого незаконного владения.

Муниципальное унитарное предприятие города Владивостока, ссылаясь на приобретение объекта незавершенного строительства в результате правопреемства от государственного предприятия «Горсвет», создания указанного объекта посредством строительства, осуществленного истцом и его правопредшественником на базе имущества последнего, закрепление за предприятием КУМИ Администрации г. Владивостока по договору от 17.06.1994 на праве полного хозяйственного ведения, обратилось в Арбитражный суд Приморского края с иском к Администрации города Владивостока о признании права хозяйственного ведения на спорный объект незавершенного строительства (дело № А51-6816/2008).

Решением от 11.03.2009, оставленным без изменения Постановлением Пятого арбитражного апелляционного суда от 08.07.2009, иск удовлетворен. Постановлением Федерального арбитражного суда Дальневосточного округа от 07.09.2009 судебные акты отменены, дело направлено на новое рассмотрение.

При новом рассмотрении дела решением от 07.12.2009 иск удовлетворен. Решение мотивировано тем, что материалами дела подтвержден факт приобретения предприятием права хозяйственного ведения на спорный объект в порядке статей 218, 299 Гражданского кодекса Российской Федерации, статьи 24 Закона РСФСР «О собственности в РСФСР», а также незаконное изъятие этого имущества у истца на основании ничтожной сделки.

Постановлением от 02.02.2010 Пятый арбитражный апелляционный суд решение отменил, в иске отказал в связи с избранием истцом ненадлежащего способа защиты, поскольку в данном случае права предприятия могут быть защищены посредством виндикации имущества. Кроме того, предприятие не доказало факт ничтожности сделки об изъятии спорного имущества.

Оставляя в силе постановление Пятого арбитражного апелляционного суда от 02.02.2010, Федеральный арбитражный суд Дальневосточного округа в постановлении от 17.05.2010 указал, что, признавая ошибочными выводы суда первой инстанции о правомерности заявленных требований и отказывая в их удовлетворении, апелляционный суд обоснованно исходил из следующего.

Способы защиты гражданских прав, включая вещные права, установлены статьей 12 Гражданского кодекса Российской Федерации. К числу таких способов защиты относится признание права.

Однако возможность применения каждого из установленных законом способов защиты постановлена в зависимость от характера и обстоятельств нарушения, а также порожденных таким нарушением последствий.

В данном случае суды установили, что спорный объект выбыл из хозяйственного ведения истца и в настоящее время закреплен на вещном праве за третьим лицом и фактически находится во владении последнего.

Вследствие этого, защита предприятия в условиях утраты им владения спорным имуществом возможна лишь путем предъявления виндикационного иска, разрешение которого позволит реально восстановить права истца посредством возврата ему фактического владения вещью.

С другой стороны использование механизма виндикации, регламентированного статьями 301, 302, 305 Гражданского кодекса Российской Федерации, предполагает обсуждение вопроса о наличии у лица, владеющего спорным объектом, статуса добросовестного приобретателя, тем самым гарантируя защиту интересов последнего.

В то же время заявленный иск не обеспечивает для предприятия возможность соединения права и фактического владения и не позволяет соблюсти интересы всех участников спорного отношения, поэтому вывод апелляционного суда об избрании истцом ненадлежащего способа защиты следует признать верным.


Источник: http://5aas.arbitr.ru/node/11923



Рекомендуем посмотреть ещё:


Закрыть ... [X]

Образовательные программы и учебно-методические материалы Как украсить свадебную скатерть своими руками

Разрешение арбитражными судами дел связанных Разрешение арбитражными судами дел связанных Разрешение арбитражными судами дел связанных Разрешение арбитражными судами дел связанных Разрешение арбитражными судами дел связанных Разрешение арбитражными судами дел связанных